«Процесс» или есть ли жизнь по Кафке?
| |

Дело новосибирского художника Артема Лоскутова, заключенного под стражу 15 мая этого года, стало широко известным не только в Новосибирске, но и буквально во всей стране. О нем пишут статьи как в местных так и центральных изданиях, статьи переводятся и публикуются на иностранных сайтах, постоянно обновляется лента новостей, где, в том числе упоминаются многочисленные акции солидарности с Артемом, многие их которых уже обогатили пока еще не слишком богатый арсенал российского акционизма. Дело Лоскутова действительно явилось серьезным поводом, чтобы обратить особое внимание на работу силовых структур, в частности на работу Центра по противодействию экстремизму (он же Центр «Э») , так заинтересовавшегося творчеством Артема, а с другой стороны - подумать о методах и формах противостояния крепчающему… вряд ли маразму, скорее  - кафкианскому абсурду.

Думается, что повышенный интерес к делу Лоскутова связан не только и не столько с его активностью и известностью. И не только с тем, что обвинения «в хранении крупной партии наркотиков» или усилия Центра «Э» обнаружить причастность Лоскутова к организации международной преступной группировки кажутся совершенно нелепыми. Сколько с тем, что и нелепость обвинений, и явно пристрастное отношение судей, определивших неожиданно жесткую меру пресечения многими, в частности довольно далекими от политики людьми, было воспринято как вызов. Как заметил один мой аполитичный знакомый фотограф, у него впервые появилось острое ощущение, что есть «мы» и есть «они».

Суд над Лоскутовым очень обозначил, что есть две действующие в разных логиках группы и находятся они по разную сторону баррикад. Образ баррикад возникает так как те, кто «по другую сторону» явным образом намеренны бороться, и их победа означает, что Артема засадят, как минимум, «на срок до трех лет», а если будет доказана версия центра «Э», то на куда более долгий срок (напоминаем – освобождение Артема из-под стражи вовсе не означает, что с него сняты обвинения. Суд еще предстоит и его решение трудно предсказать. Ведь на карту поставлена репутация ГОСУДАРСТВЕННОГО ОРГАНА, коим является организовавший провокацию против Артема Центр «Э». И если оправдать Артема, то надо сажать тех, кто подбросил ему наркотики. Так что борьба явно не закончена. – ИКД) .

Интересно, что разного рода нелепости очень часто характеризуют тех, кто работает «по другую стороны». Мы уже привыкли к жестким, часто незаконным действиям силовых структур. Постепенно начинаем привыкать к кажущейся нелепости и парадоксальности их действий, а так же и к специфике работы судов, куда поступают дела, проработанные в соответствующих силовых структурах. Разгон безобидной Монстрации и штрафы в 500 р. за «антиглобалисткий» лозунг «Ы-ы-ы-ть!» уже давно сосуществуют с вымогательством денег у иммигрантов, известной спецификой работы ГБДД на дорогах, избиением в изоляторах. Шутки на тему работы правоохранительных органов циркулирует в обществе вместе с пугающими историями на эту же тему. По крайней мере, эти истории уже никому не кажутся невозможными или даже исключительными.

Дело Артема Лоскутова является самым громким, но в то же время, очень вписывается в целую череду дел последнего года. Как не странно, все эти дела имеют одну характерную особенность – некий жутковато-комический элемент в сценарии.

Ровно год назад, в мае 2008 года громко заявило о себе дело, связанное с протестами против застройки Нарымского сквера. Здесь сотрудники в штатском сыграли весьма значительную роль. Когда защитники сквера с требованиями выполнять решение суда о прекращении стройки перекрыли магистраль, именно люди в штатском спровоцировали столкновения. Они стали выхватывать протестантов одного за другим и тащить по машинам вовсе не милицейского вида. Так как на похищение это вовсе не было похоже, то протестанты быстро сообразили в чем тут дело и давай тянуть «своих» в обратном направлении. И так как в штатском были и протестанты и их соперники, то разобрать где «свои» где «чужие» было довольно трудно. Со стороны, наверно, было видно, что в направлении к машине тянут крепкие и плечистые, а в обратном направлении народ разных возрастов и стилей. Что-то отдаленно напоминающее эту сцену наблюдала на туристических соревнованиях: несколько групп людей, каждая за руки и за ноги тащат своего человека, но только на соревнованиях все движутся в одну сторону, а тут в разные.

В результате, было задержано, доставлено в, так сказать, «офис» УБОПа 3 человека: П. Красавин, Д. Пожарский и А. Шмагерев. При допросе их били, как откомментировал это Павел Красавин, довольно умело, в челюсть, в скулу, но так, чтобы следов не осталось. Потом доставили в отделение милиции. На следующих день там появилась и еще одна защитница сквера -  Настя Пугачева. Сценарий ее задержания напоминает тот, что был у Артема. Люди в штатском подходят к человеку, наблюдающему за праздничным шествием (это было 7 мая, день инаугурации президента) и настойчиво приглашают пройти в машину. Она, как и Павел Красавин, провела в изоляторе двое суток. Интересно, что первый суд признал Павла виновным и в качестве меры наказания определил те самые, уже отсиженные двое суток, но так как обвинения содержали в себе явные противоречия, второй суд Павла оправдал по всем статьям. Так что отсидел парень, вроде как, и не за что.

Большое количество нелепостей и странностей в работе силовых структур, за которыми следует столь же, скажем мягко, озадачивающая работа судей вызывает много вопросов. В частности, где заканчивается сфера компетентности столь активно развивавшего свою работу отдела по борьбе с экстремизмом? (ни мирная демонстрация в Первомайском сквере, ни монстрация не являются организованной преступностью или экстремизмом). Сколько еще подобных задержаний выпало из поля общественного внимания? Есть ли надежда поставить их под общественный контроль или хотя бы быть осведомленными о происходящем? Как мы можем остановить участившиеся задержания, производимые людьми в штатском? Что делать, если ты становишься свидетелем или невольным участником такого задержания и.т.д.?

Возвращаясь к монстрации, с которой, собственно, все и началось, вспомним, что когда-то она делалась как наш, отечественный вариант левого политического искусства. Для нас это был эксперимент и вызов. Монстрация тогда не вписывалось ни в какие правила и традиции. Она была вне всего: ни хорошо, ни плохо, ни запрещено, ни разрешено. Следовательно, она требовала от каждого как-то к ней отнестись. Это была игра и в то же время вызов. Нечто абсурдное, никак не определенное бросало вызов всем, в том числе и Системе. Именно поэтому действия милиции, обвинения в антиглобализме и штрафы в 500 рублей казались только нелепыми и потому забавными проявлениями Системы.

Первое время перевес был явно на нашей стороне. Что же изменилось с тех пор? Монстрация, в частности, благодаря Артему, превратилась в традицию. Игра, казалось бы, продолжилась, хоть сценарий стал вполне предсказуемым. В этом году  и Артем вероятно почувствовав это захотел отойти в сторону.  Но все пошло не по обычному сценарию: 1 мая Монстрация уменьшившись, поблекнув и сместившись шла своим чередом, Артем в это время добровольно беседовал о путях развития искусства в Центр по борьбе с экстремизмом. Этот факт не помешал Центру «Э» предоставить следствию справку о противозаконных действиях Артема совершенных в это время. Потом Центр по борьбе с экстремизмом (!) провел «обычный рейд по противодействию незаконному обороту наркотиков» (!), ну а дальше  … хранение «в крупных размерах», СМС-ки на суде и неадекватная мера  пресечения и т.д. (все это многократно описано).

Не есть ли это достойный ответ Монстрации? Система включилась в игру, используя когда-то бросившую ей вызов логику абсурда. Не напоминает ли нам это кафкианский «Процесс»? А если так, то Артем действительно находится в опасности. Его могут освободить, а могут и не освободить, или освободить и опять посадить (или объявить, что  в СИЗО он к кому-то приставал и прицепить  еще одну статью). Но проблема, к сожалению, заключается не только в нем, а в том, что в этой игре любой может оказаться на его месте.

Собственно, какие из всего вышесказанного можно сделать выводы. По прежнему восребован ассиметричный ответ Системе, но  теперь, отталкиваясь от так хорошо освоенной ею логики абсурда, таким ассиметричным ответом может стать лишь возвращение к простым и внятным формам гражданской активности. Против лома нет приема если нет другого лома. Людям, идущим в многотысячной демонстрации бесполезно подбрасывать в карманы марихуану. Их можно расстрелять пулеметами или раздавить танками, но это уже мир не Кафки, но Пиночета, и в нем другая логика, жестокая и кровавая, но в то же время, более определенная. Как бы ни закончился процесс над Артемом, один важный результат он уже имеет. Очень многие люди теперь готовы идти не под лозунгом «Ы-ы-ы-ть», а под более прозаичным, но, как выясняется, более болезненным для Системы - «Долой милицейский произвол!».

Екатерина Дробышева, Новосибирск (на фото)

ИА «ИКД»

Ссылки по теме:

День Единых Действий в защиту Артема Лоскутова и за закрытие центров «Э»

"Марш мракобесия". "Акция абсурда" в защиту Артема Лоскутова прошла в Нижнем Новгороде

Слушание по делу новосибирского художника Артёма Лоскутова перенесено на 10 июня

Акции в поддержку Артема Лоскутова в Мурманске

В Новосибирске прошел пикет в поддержку Артема Лоскутова

«План «Э»: покурил сам, подбрось художнику»: в Москве прошел пикет в поддержку Артема Лоскутова

Сотрудники милиции угрожали задержать художников-участников голодовки

Питерские художники голодают против милицейского произвола

Новосибирского художника Артема Лоскутова суд оставил под стражей

опубликовано: 17:20 10.06.2009 | Войдите в систему, чтобы получить возможность отправлять комментарии | Версия для печати
Поиск
  Вход

Rambler's Top100 Service


коды наших баннеров

 

 


 

LabourStart


 наши друзья

vpered.org.ru

Автономное Действие

Левый Фронт

Революционная Рабочая Партия
 
 
Перейти на сайт Смолина Олега Николаевича

Справедливо-онлайн

 РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов

 

Трудовые Права
 

 

Социалисты Владивостока