logo
"Коллективное Действие" (http://www.ikd.ru)

Подъем рабочего и профсоюзного движения

Загрузил ikd
Создано 2007-08-10 22:14

Пример успешной забастовки рабочих завода «Форд-Всеволожск» в феврале этого года, воодушевил рабочие коллективы целого ряда предприятий и послужил толчком для проведения ими различных акций протеста. Ниже мы представляем некоторые факты и анализируем предпосылки и значение последних событий в сфере социально-трудовых отношений.

Несмотря на весьма неблагоприятные условия, созданные новым Трудовым кодексом (вступившим в силу в начале 2002 года), прослеживается очевидная тенденция к росту коллективных трудовых конфликтов. Означает ли это, что рабочий гегемон проснулся?

Конфликты принимают самые разные формы – от все более популярной «итальянской» забастовки до бессрочной забастовки. Помимо этого используются митинги, пикеты, коллективные обращения и, к сожалению, голодовки. Правда, по мере восстановления российской экономики, последние происходят все реже. Самой эффективной формой протеста, конечно, является забастовка, поскольку она наносит ущерб работодателю. Напомним, забастовка – не самоцель и не экстремистская акция, а обычное средство для решения трудовых споров, способ вынудить работодателя пойти на переговоры.

От «Форда» к «АвтоВАЗу»: краткий обзор

Первым (но далеко не единственным) громким делом стала февральская забастовка на российском филиале завода «Форд». Напомним, сначала рабочие пытались решить конфликт мирными средствами. Долгие месяцы администрация завода игнорировала требования профсоюза относительно нового коллективного договора, где речь в основном шла об улучшении условий труда. Она согласилась на переговоры только после того, как работники доказали на деле — проведя забастовку, что они способны защищать свои права. Было достаточно провести забастовку в течение суток, чтобы администрация согласилась пойти на уступки. Это в очередной раз показало, что забастовка - самый эффективный способ защиты прав, поскольку бьет работодателя по самому больному месту – по прибыли. Однако чтобы быть эффективной, забастовка должна быть тщательно подготовлена, и поддержана сплоченным коллективом и сильным независимым профсоюзом, таким оказался профком «Форда». Это новый свободный профсоюз (он вышел из традиционной ФНПР), который в течение полутора лет сумел сплотить вокруг себя трудовой коллектив и радикально изменить отношение рабочих к работодателям и борьбе за свои трудовые права.

После этого 18 марта под лозунгом «Рабочие, заставьте себя уважать, объединяйтесь в профсоюзы!» на улицы городов России по призыву свободных профсоюзов и рабочих организаций вышли тысячи людей. Их объединила солидарность, нежелание мириться с низкими зарплатами, унижением со стороны начальников, решимость отстоять свое право – право человека труда на защиту своих интересов, право на создание своих, рабочих профсоюзов. Инициатива проведения акции 18 марта исходила не от больших проправительственных и «оппозиционных» партий бизнеса и чиновников, а снизу, со стороны боевых профсоюзов, таких как профсоюз «Сургутнефтегаза», работников автомобильной промышленности и многих других. Впервые за долгое время рабочее движение смогло выдвинуть свои самостоятельные требования в масштабах всей страны. В этот день митинги прошли в Москве, Мегионе, Нижневартовске, Кургане, Каменск-Уральском, Липецке, Тольятти, Санкт-Петербурге и др.

Дальше процесс пошел по нарастающей, в первую очередь, в Ленинградской области. В середине марта был создан независимый профсоюз на крупнейшей в России чаеразвесочной фабрике «Невские пороги» (принадлежит концерну «Орими Трейд»), расположенной во Всеволожском районе Ленинградской области. Уже в марте новая организация выдвинула ряд требований: оплата работы в праздничные дни, повышение оплаты труда за работу в ночную смену, выделение помещения профкому, предоставление правил внутреннего трудового распорядка, допуск на предприятие профсоюзного технического инспектора. Ни одно из перечисленных требований не было выполнено, администрация категорически отказывалась вступать в диалог с представителями профсоюза. 2 апреля профсоюз выдвинул к администрации ряд требований, главным пунктом которых была выплата заработной платы за работу в праздничные дни. Кроме того, профсоюз потребовал прекратить преследование членов профсоюза. В случае невыполнения требований, профсоюз угрожал забастовкой. В мае для расследования жалоб со стороны профсоюза предприятие посетили представители прокуратуры и инспекции по охране труда. В результате все нарушения, указанные представителями профсоюза, подтвердились. Работодатель был оштрафован. Но вместо того, чтобы устранить нарушения, администрация предприятия решила избавиться от профсоюзных лидеров. Первым (31 мая) был уволен заместитель председателя профкома Борис Хомяк. Официальная причина — нарушение инструкции по охране труда. Дальше был вынужден уйти председатель профсоюза, которому снизили зарплату на столько, что на нее стало невозможно жить. А 10 июля был уволен новый заместитель председателя профкома Витаутас Астраускас.

В марте этого же года работники ФПС «Почта России» Санкт-Петербурга создали свободный профсоюз. 3 апреля водители одного из цехов УФПС устроили двухчасовую забастовку. Причины просты: нищенская заработная плата, постоянная сверхурочная работа, отсутствие спецодежды, несоответствие санитарным нормам бытовых помещений. Администрация предприятия не реагировала на требования рабочих до тех пор, пока водители-экспедиторы не решились задержать начало работы на три часа. Пригрозив более серьезной забастовкой, профсоюз добился обещания повысить заработную плату одной из категорий водителей на 30%.

13 апреля профсоюзные организации пивоварни Хейнекен в Санкт-Петербурге начали «итальянскую» забастовку (строгое соблюдение всех технических норм, инструкций и правил по технике безопасности, что приводит к снижению производительности). Рабочие требовали повышения заработной платы на 30%, введения доплат за работу во вредных условиях, введения системы премирования и выплаты 13-ю зарплаты по итогам года, введение временные нормы по погрузо-разгрузочным работам. Акция продолжалась почти три недели. За это в начале мая был уволен председатель свободного профсоюза СОЦПРОФ Валерий Соколов. Отметим, что на предприятии традиционный профсоюз АПК поддержал требования бастующих. К сожалению, забастовка не дала существенных результатов. Удалось добиться лишь небольших уступок по второстепенным вопросам.

В конце апреля работники «Ленинградского металлического завода», входящего в холдинг «Силовые машины», создали альтернативный профсоюз «Защита». Нужно отметить, что профсоюз интересуется не только повышением заработной платы работников и улучшением их условий труда, но и вопросами обороноспособности страны. Рабочие ЛМЗ твердо намерены спасти единственный оборонный цех предприятия, перспектива упразднения которого становится все более реальной.

Рост активности рабочих не обошел и Москву. Хотя в столице наименее благоприятные условия для появления самостоятельных профсоюзов. 10 апреля на московском заводе «Автофрамос» (совместное предприятие французского «Рено» и Правительства Москвы) был создан рабочий профсоюз, входящий в состав Межрегионального профсоюза работников автомобилестстроения (МПРА), куда также входят: профсоюз завода «Форд», профсоюз работников «GM-Автоваз» и ряд других профсоюзов предприятий отрасли. С тех пор новый профсоюз «Автофрамоса» ведет активную просветительскую работу внутри завода и намерен вести борьбу за улучшение условий труда и индексацию заработной платы.

В Перми 4 апреля рабочие ПОГУП "Автовокзал" учредили первичную профсоюзную организацию "Защита работников Пермского автовокзала", вошедшую в состав Межотраслевого Объединения Рабочих Профсоюзов "Защита Труда", в которую сразу вступило больше половины работников пермского автовокзала. С тех пор они борются за сохранение предприятия и своих рабочих мест.

Уже больше года активное участие в профсоюзном движении принимают рабочие нефтяники ХМАО. В октябре 2006 года тысячи сибирских нефтяников вышли на улицы. Одновременные акции протеста прошли в Нижневартовске, Тюмени, Сургуте, Мегионе, Лянторе, Пыть-Яхе, Ноябрьске, Губкинском, Пойковском и других. По итогам акций была создана сеть профсоюзных активистов нефтяной отрасли. В некоторых городах митинги были санкционированы, а где-то людям пришлось пойти против решения властей. Рабочие протестовали против плохих и вредных условий труда, низкой заработной платы в такой прибыльной отрасли, как нефтяная промышленность. Средняя зарплата рядовых работников нефтедобывающей отрасли – 10-15 тысяч рублей в месяц. Больше половины зарплаты – это премия, которой можно легко лишиться. При этом официальный профсоюз (ФНПР) всегда выступает на стороне администрации. Показательным примером стала история, произошедшая с лидером рабочего профсоюза "ПРОФСВОБОДА" Александром Захаркиным (ОАО «Сургутнефтегаз»). Его уволили вскоре после массовых митингов в Сургуте.

С тех пор продолжается противостояние председателя профсоюзной организации «ПРОФСВОБОДА» и работодателя. Александр Захаркин ведет борьбу за свое восстановление и признание профсоюза. У завода регулярно проходят акции протеста (в форме собрания профсоюза, который так и не смог получить положенное по закону помещение от работодателя). Время от времени происходят стихийные акции отказа от работы, в связи с нарушением техники безопасности труда или по другим причинам.

В этой же отрасли активную работу ведет профсоюз работников «Славнефть» г. Мегиона, возглавляемый Петром Лещиком. За слишком независимую позицию в отношении работодателя 15 февраля Мегионовский профсоюз был выведен из состава «Нефтегазстроя» — отраслевого профсоюза ФНПР. Сейчас он действует как свободный профсоюз.

Растет активность рабочих и в другой прибыльной отрасли – алюминиевой. Осенью прошлого года на УАЗ-СУАЛ в городе Каменске-Уральске Свердловской области был создан независимый профсоюз «Набат». Его членами стали более пятисот работников предприятия, стремящихся защитить свои социальные права. На учредительном митинге 17 октября 2006 года, который в связи с решением городской администрации проводился на катке, а не на центральной площади города, более пятисот участников подали заявления о вступлении в профсоюз «Набат».

Администрация завода сразу же подвергла жесткому прессингу профсоюзных активистов. В декабре-январе прошли увольнения и другие наказания активистов «Набата». 26 июля 2007 года активисты профсоюза «Набат» были даже задержаны и доставлены в Красногорское ОВД города, где подверглись допросу по поводу своей «экстремисткой» деятельности.

Можно найти примеры и в других регионах. На хлебозаводе «Восход» (Новосибирск) с 30 апреля по 3 мая водители провели успешную забастовку. Им удалось добиться письменного согласия работодателя согласовать и утвердить новую систему оплаты труда водителей-экспедиторов, предполагающую увеличение заработной платы на 15-20%. Акция проводилась по инициативе свободного профсоюза СОЦПРОФ. В результате переговоров удалось достигнуть соглашения об увеличении заработной платы и её ежегодной индексации.

Менее удачной оказалась акция рабочих ОАО «Михайловцемент» (один из заводов крупнейшего в отрасли холдинга «ОАО Евроцемент групп»). Основным требованием рабочих было повышение заработной платы. На фоне постоянно растущих цен на цемент и прибылей холдинга-монополиста зарплаты рабочих остаются возмутительно низкими. Например, на «Михайловцементе» они не превышают 7-8 тысяч рублей, а большая часть рабочих получает не более 3-4 тысяч. На конференции трудового коллектива 1 мая было решено 21 мая объявить предупредительную забастовку, чтобы вынудить работодателя начать переговоры о необходимости повышения заработной платы. Также был избран стачком, поскольку профсоюзный комитет (входящий в ФНПР) бездействовал. Предупредительная забастовка прошла, но работодатель обжаловал ее законность. 10 июля суд принял сторону работодателя и признал забастовку незаконной из-за нарушения формальной процедуры. После того, как предусмотренные законом примирительные процедуры не привели к решению трудового спора, было решено начать бессрочную забастовку. Она должна была начаться 26 июля. В этот день большинство работников завода (примерно 700 из 1032) собрались у ворот завода и официально объявили о начале забастовки. Однако тут же были вынуждены ее приостановить из-за локаута (фактически остановка производства), организованного руководством предприятия, которое сослалось на необходимость срочного ремонта из-за крайней изношенности оборудования. 27 июля утром председатель стачкома ОАО «Михайловцемент» был вызван по звонку директора по режиму на завод, где ему вручили уведомление об увольнении по сокращению штатов. Позднее аналогичные уведомления получили еще 48 работников ремонтного управления – в том числе все члены стачкома и наиболее активные участники забастовочных действий.

Стоит сказать, что, как правило, забастовка более успешно проходит там, где действует сильный и организованный свободный профсоюз. Так 3 августа на «Карельском окатыше» (входящем в компанию «Северсталь») успешно завершилась забастовка профсоюза металлистов СОЦПРОФ. С 28 июля бастовали рабочие управления железнодорожного транспорта (УЖДТ) ОАО «Карельский окатыш». Поводом к забастовке послужило неисправное оборудование локомотивов. Рабочие требовали увеличения зарплаты и обеспечения безопасных условий труда. Профсоюзная организация СОЦПРОФ во главе с А.Н. Столяром и А.И. Карапышем достигла взаимовыгодного соглашения с работодателем. По этому соглашению заработная плата всех работников предприятия (это 5120 человек), а не только транспортников, должна быть существенно увеличена. Причем, работникам удалось добиться того, что в этой зарплате постоянная часть должна быть не менее 70%. В свою очередь «Северсталь» получит стабильно работающее предприятие.

Забастовка на АвтоВАЗе вряд ли окажется столь успешной, поскольку прошла недостаточно организовано в силу не вхождения большинства бастующих в свободный профсоюз «Единство». Тем не менее, забастовка на отечественном автомобильном гиганте – это уже гром среди ясного неба. Она взбудоражила общественное мнение, на нее отреагировали все СМИ. Положительные результаты у нее все равно есть: после забастовки стоит ожидать массовое вступление в «Единство» - единственный профсоюз, оказавший поддержку бастовавшим. Напомним факты. Несмотря на заявление руководства предприятия о том, что ничего не произошло, забастовка все же состоялась 1 августа, как планировал стачком. Она продолжалась с 10.45 до 16.00. После этого рабочие решили приостановить забастовку, поскольку она была предупредительной. Однако в течение нескольких часов главный сборочный конвейер не работал. У главной проходной прошел многочисленный митинг. Всего в забастовке участвовало, по разным оценкам, от 400 до 2000 человек. По словам Петра Золотарева, председателя профсоюза «Единство», к заводу были стянуты дополнительные силы милиции. В цех приходили представители администрации завода и пытались заставить рабочих начать работу.

На этой неделе должны начаться переговоры. Напомним, что основное требование забастовщиков - повышение заработной платы до 25 тыс. рублей.

Тем временем традиционный профсоюз «Автосельхозмаш» -  (входящий в ФНПР М. Шмакова) никак не поддержал забастовку, организованную членами этого же профсоюза. Его председатель Николай Карагин даже сообщил СМИ о том, что бастующие могут быть уволены. Московское руководство ФНПР даже публично осудило забастовку.

Акции нового типа

Если еще два года назад можно было говорить лишь о слабости профсоюзного движения и анализировать причины пассивности рабочих (см. статью того же автора в июне 2004 года: http://www.ikd.ru/node/114 [1]), то спустя два года картина несколько изменилась. Конечно, нельзя еще говорить о массовом забастовочном движении, однако динамика положительна и указывает на рост числа позитивных коллективных акций — это уже не голодовки и не самоубийства. Одним словом, из «быдла» часть рабочих превращается в самостоятельных людей, осознающих свою ценность и стоимость.

Особенно стоит подчеркнуть, что речь идет об акциях нового типа, если сравнивать с теми, что проходили совсем недавно (с середины 90-х годов до середины 2000-х годов). Современные акции имеют, как правило, наступательный, а не оборонительный характер. Рабочие не выживают в ожидании зарплаты, а требуют ее повышения. Более того, работники обращают все больше внимания на условия труда, требуют обеспечения безопасных условий труда и соблюдения трудовых норм. Это уже качественный сдвиг, соответствующий общей мировой тенденции.

Новым в недавних коллективных акциях рабочих является еще и то, что они все чаще происходят стихийно, по инициативе самих рабочих, а не по инициативе профсоюзов. Впрочем, как правило, со временем, инициативные рабочие создают профсоюз, поскольку хорошо организованный профсоюз является одним из условий успеха акций протеста и эффективной защиты трудовых прав.

К сожалению, новой чертой коллективных акций одновременно является и жесткое противодействие, с которым сталкиваются рабочие, решившиеся на протест. Работодатели используют весь арсенал доступных им средств: угрозы, увольнения, давление, дискриминация и т. п. Причем противодействие исходит, не только от работодателя, но и от традиционных профсоюзов, входящих в ФНПР, судебных органов, а иногда даже от правоохранительных органов. Однако, подвергаясь преследованиям, рабочие активисты либо ломаются, либо, наоборот, становятся более решительными и сплоченными.

Анализ предпосылок к активизации рабочего и профсоюзного движения

Итак, мы наблюдаем процесс обновления рабочего движения. С чем связаны эти изменения?

Экономическая стабильность и глобализация

В первую очередь следует указать на относительный экономический рост или, по крайне мере, на некоторую стабилизацию в экономике. Отсюда и повышение ожиданий у наемных работников. На смену отчаянию и выжидательной позиции (самопожертвование во имя спасения предприятия или терпеливое ожидание выплаты зарплаты) приходит протест и сознание несправедливой оплаты труда (по сравнению с ростом прибыли для работодателя). Это особенно четко отслеживается в самых прибыльных отраслях экономики, таких как нефтяная, алюминиевая, металлургическая, пищевая.

Кроме того, процесс глобализации усиливает этот эффект, позволяя рабочим российских филиалов транснациональных корпораций (ТНК) сравнивать свою заработную плату с уровнем оплаты труда рабочих на заводах других стран. Поэтому не удивительно, что наиболее активно ведут себя рабочие прибыльных предприятий, особенно ТНК. Другой сферой коллективной активности являются стратегические отрасли, поддерживающие систему жизнеобеспечения. В их числе можно назвать почту, общественный транспорт, ЖКХ. В этих отраслях, как правило, заработная плата низкая, однако, остановка работы крайне ощутима по своим последствиям.

Положительную роль играет глобализация еще и тем, что упрощает процесс становления отношений между отечественными профсоюзами с зарубежными коллегами, как правило, более опытными и боевыми. Эти контакты возникают либо в рамках транснациональных советов предприятий, существующих на многих ТНК, либо в рамках международных профсоюзных объединений, а также в рамках Социальных Форумов и других мероприятий т. н. альтерглобалистского движения. Российские профсоюзы еще слабо встроены в это движение, но процесс уже идет.

Новое поколение лидеров, новое отношение к работодателю, профсоюзу и себе

Огромное значение имеет, судя по всему, приток рабочих нового поколения. Они уже не полностью воспитывались в советской системе, поэтому менее усвоили представления о работодателе как благодетеле, и государстве как заботливом отце. То есть они менее патерналистски настроены и более склоны к самостоятельному отстаиванию своих прав.

Как правило, забастовки и прочие акции протеста инициируют более молодые рабочие, более высококвалифицированные, нередко имеющие опыт общения с зарубежными коллегами и обладающие широким кругозором. Они высоко оценивают свои способности и не согласны продавать свои умения и навыки за бесценок.

Кроме того, по крайне мере среди лидеров рабочих и профсоюзных активистов рождается чувство солидарности и понимание ее привлекательности и необходимости для отстаивания коллективных прав. То есть по собственному опыту или опыту других некоторые рабочие лидеры приходят к пониманию вредности индивидуальных стратегий и эффективности коллегиальной работы и коллективных акций. Например, профсоюзные активисты «Форда» через постоянное информирование рядовых членов о состоянии трудовых отношений и о своих действиях, стремятся создать ситуацию, при которой каждый будет чувствовать себя причастным к делу профсоюза, инициативы будут идти снизу, а профкому останется только организовать рабочих для их реализации. Может быть из-за того, что индивидуалистические практики постсоветской России, когда каждый рабочий выкручивался сам, уже малоэффективны, может быть, из-за стратегических принципиальных соображений или появления классового чувства, но идея верховенства коллектива и сплоченности ставится этими лидерами во главу угла.

Образцовыми во всех отношениях звучат высказывания Алексея Этманова — лидера профсоюза «Форд»:

О себе: «А у меня совесть, болезненное чувство собственного достоинства»;

О необходимости коллегиальности: «Опасен вождизм. У нас, если меня нет, мое место займут другие. А когда все замыкается на одного человека, это очень плохо».

О создании профсоюза: «Начали работать… начали привлекать людей просто шли тупо в каждую бригаду, спали по 4 часа,… значит, начали в каждую бригаду идти и говорить «давайте попробуем» они говорят: «да мы накушались взносы платим - ничего не получаем». Мы говорим: «Не, ребят, мы все равно подарки давать не будем, путевки тоже, но детям может какие-то компенсации в итоге… когда будем богатыми… значит так… а на самом деле мы будем завоевывать, отвоевывать свое место под солнцем. Мы есть, мы здесь работаем, отношение к нам сейчас как к свиньям». То есть отношение офиса до сих пор, там девочки выскакивают. Вы – быдло, а мы красавицы такие сидим». Разделение идет, именно классовое разделение, что мы… что они выше всех нас, носы вот такие… ну нормальные люди это понимают… начали бороться. То есть, мы вот за полтора года, мы это сделали… и самое главное, что сейчас нас все таки… нам удается потихонечку переламывать ситуацию, то есть я не скажу, что мы полностью искоренили чтобы люди спрашивают «что делает профсоюз?», они уже говорят: «что мы будем делать?». То есть уже не отделяют себя от профсоюза. Вот это самое главное. Есть еще такие, но мы все равно продолжаем разъяснять, разъясняем, что Этманов и профком это ничто, если не будет вас. Прежде всего, вы должны принимать решения и отвоевывать эти решения, мы можем только, так сказать, указывать несколько направлений… на выбор вам. То есть может мы там… образованней как-то в плане профсоюзной борьбы (пауза), но все, что мы можем, это только давать вам направления. А решать за вас и действовать за вас мы все равно не сможем. И вот в общем и получается…».

Уход от неформальных практик и правил

Особенно нужно подчеркнуть менее очевидный фактор, способствующий активизации рабочего движения – изменение взглядов некоторой части работников, в первую очередь, лидеров, на неформальные практики, получившие широкое распространение на предприятиях, как по инициативе наемных работников (чтобы выторговать для себя лично более выгодные условия труда), так по инициативе работодателя (в целях ухода от законодательства и соблюдения формальных правил).

Судя по интервью с некоторыми новыми лидерами, они относятся весьма негативно к этим практикам, которые, по их словам, разлагают коллектив и развращают личность. Не зря в числе первых требований вновь созданных профсоюзов стоит соблюдение формальных правил. Иногда встречается требование ограничить гибкость в использовании рабочей силы. В числе основных требований профсоюза «Форд» во время нашумевшей забастовки 14 февраля 2007 года был отказ от заемного труда, фиксированный график работы и четкое нормирование труда. Вот почему эта забастовка имеет такое значение. Она открывает новую страницу в истории российских трудовых конфликтов – борьбу против гибкости (что на Западе получило название «флексибельности»).

В продолжение темы о солидарности можно сказать, что приходит понимание того, что самый эффективный способ индивидуального утверждения или защиты своей личностной целостности, ценностей и принципов – это утверждение понятия «мы», т. е. солидарных установок, прочности социальных связей и взаимопомощи. В сфере труда эти установки традиционно воплощаются в жизнь в форме профсоюзного движения и коллективного сопротивления тем управленческим решениям, которые разрушают коллектив, сталкивают рабочих друг с другом и чреваты потерей, если не самого себя, то, по крайне мере, своего достоинства.

Новая волна создания свободных профсоюзов

Как показывает обзор коллективных акций, они обычно либо следуют за созданием нового профсоюза, либо сопровождаются его созданием. Трудно оценить масштаб новой волны, но очевидна тенденция: после стагнации профсоюзного движения в середине 90-х годов, и на смену первой волне 88—93-х годов приходят новые профсоюзы, созданные, как правило, по инициативе снизу, на новом предприятии или в результате решения о выходе из традиционного инертного профсоюза. В целях достижения своих целей эти низовые профсоюзные структуры затем часто вступают в то или иное объединение свободных профсоюзов (СОЦПРОФ, ВКТ, КТР, ФПР, «Защита труда» и др.). Однако создаются они не по инициативе руководства профсоюзных федераций, а потому, что часть рабочих решает объединиться для организации коллективной борьбы. Со временем, этот приток новых активных членских организаций должен будет положительно сказаться на альтернативных профсоюзах, которые выходят сейчас из состояния стагнации.

За редким исключением, традиционная Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) не приветствует активность рабочих, иногда даже ей препятствует и выступает в роли противника самоорганизации и низовой инициативы, особенно если речь идет о забастовке. Если тенденция продолжится, можно смело прогнозировать массовый отток работников из ФНПР. Этому способствует и начинающие дебаты в политической среде и СМИ о том, является ли ФНПР настоящим профсоюзом или нет.

Реакция на несправедливые законы и власть

За последние 15 лет баланс сил между наемными работниками и работодателями, который должен регулироваться трудовым законодательством и государственной политикой, только нарушается и, естественно, не в пользу рабочих. Новый трудовой кодекс, который урезал права и гарантии работников, сначала вызвал глубокий спад активности профсоюзов и рабочих, испуганных отсутствием легальных способов защиты. Однако ситуация меняется. Вместо боязни новое законодательство вызывает протест у все большей части работников, поскольку ущемляет их конституционные права. Напомним, что, если соблюдать все формальные требования закона, то фактически невозможно провести законную забастовку. Однако, профсоюзы уже научились обходить ловушки закона. Например, стали проводиться итальянские забастовки (работа по правилам), или можно отказаться от работы по формальной причине опасности выполнения данного вида работ. Более того, сам факт лишения конституционного и международного права на защиту своих прав способом забастовки (право на забастовку прописано в соглашении Международной Организации Труда, членом которой является Российская Федерация), вызывает гнев и чувство несправедливости у самых активных работников, что только усиливает их решимость бороться.

Кроме того, само-отстранение государства от роли посредника в регулировании социально-трудовых отношений изменяет отношение работников к самому государству. Приходит понимание того, что государство не поможет, и единственным инструментом остается самозащита. Само-отстранение государства ломает традиционные патерналистские установки российских рабочих.

Наконец, в отличие от 90-х годов, когда наемным работникам удавалось выигрывать большинство судебных дел, с принятия нового Трудового кодекса, суды все чаще выносят решения не в их пользу. Если добавить еще случаи преследования рабочих-активистов правоохранительными органами, то становится понятно, почему рабочие, столкнувшиеся с таким произволом, все чаще воспринимают государство, как источник несправедливости. Это иногда приводит к политизации активистов и превращает их в оппозиционеров. Яркий тому пример – Александр Захаркин, уволенный председатель «Профсвободы», который даже участвовал в нескольких акциях «Другой России».

Сетевые структуры солидарности

Отметим еще одну особенность нынешней волны протеста – становление сетевых структур солидарности, в которых участвуют профсоюзы других предприятий, общественные организации и политические активисты. Например, «Комитет солидарных действий» Ленинградской области сыграл немаловажную роль в поддержке забастовки на «Форде», особенно в распространении опыта на соседних предприятиях.

Кроме того, создаются новые отраслевые объединения новых профсоюзов. Например, по инициативе фордовцев, такое объединение было создано в машиностроительной отрасли. Существуют рассылки, например, «Рабочая борьба», где рабочие активисты обмениваются информацией. Достаточно оперативно и массово проявляется солидарность при организации забастовки или увольнении профсоюзного лидера. Эта солидарность принимает форму не солидарной забастовки (запрещенной по закону), а пикетов или факсовых кампаний. Например, во время забастовки на АвтоВАЗе 1 августа прошли несколько пикетов политических активистов в Москве. Один из них закончился арестом его участников.

Изменения общественных представлений

Стоит указать на еще один благоприятный фактор — это изменение общественных представлений о том, что такое забастовка, рабочие и профсоюз.

По данным недавнего исследования ВЦИОМ, доля работников, считающих, что местный профсоюз многое делает для улучшения их положения, выросла в 2004—2007 годах с 13,5 до 19,6%, доля придерживающихся противоположного мнения снизилась с 86 до 80%. На фоне стабильно негативной оценки профсоюзов (которые все еще ассоциируются с ФНПР) этот сдвиг весьма показателен.

Судя по звонкам аудитории радиостанции «Эхо Москвы» отклики на забастовку рабочих АвтоВАЗа были очень положительными. Известные социологи и эксперты публично выступали в защиту забастовки. Массовое освещение этой забастовки оказалось вообще удивительным. Причем большое количество СМИ представили ее в положительном свете. Такое положение стоит сравнить с представлениями о забастовке, преобладавшими в течение всего постсоветского периода. Тогда забастовка понималась как экстремистская акция, дестабилизация экономики, гражданская война и прочее. Это изменение стоит приветствовать, поскольку оно создает благоприятную общественную среду для развития рабочего и профсоюзного движения.

Перспективы

Подводя итоги, скажем, что, если все выше перечисленные факторы сохраняться, то рабочее и профсоюзное движение будет развиваться и дальше. Важно, что отрицательная тенденция уже сломлена. Мертвая точка пройдена и теперь кривая может двигаться только вверх. Положительных примеров уже немало и они общеизвестны. А сила примера заразительна…

Карин Клеман, социолог ИС РАН, директор Института «Коллективное Действие»
10.08.2007

 Ссылки по теме:

Два лагеря: «за» и «против» забастовок [1]

Кому выгодно поливать грязью рабочих АВТОВАЗа? Результаты социологического исследования [1]

ФНПР подает в суд на ИКД. Профсоюзная Федерация Шмакова опровергает информацию о том, что выступает против забастовок [1]

 


Исходный адрес статьи
http://www.ikd.ru/node/3510