Кампания против уничтожения академии. Итоги и перспективы
| |

Скоротечная кампания по реформированию РАН и других академий, затеянная властями, уже получила в обществе определение «блицкриг». Военная терминология неслучайна. Реформы всегда вызывают протест у определенной части общества, но уровень секретности и тем наступления  схожи именно с военной операцией. Предлагаем краткий анализ общественной реакции.

Не будем описывать подробно, что за реформа предложена в правительственном законопроекте, под занавес весенней сессии. Коротко, оппоненты реформы описывают ее одним словом «ликвидация». Изучение текста документа приводит к выводу, что это определение недалеко от истины.   Формально, Российская академия наук сохраняет свое название, но все, кроме вывески, все нити управления передаются правительству и президенту.

Что было?

Как отмечали наблюдатели, впервые неприятие реформы охватило все слои академического населения: от маститых академиков и директоров  до младших научных сотрудников.  Буквально в первые дни после объявления о реформе, во многих институтах прошли собрания, принявшие жесткие резолюции.

Первая  уличная акция протеста прошла уже в понедельник, 1 июля в Новосибирском академгородке. Во вторник, в день рассмотрения законопроекта в первом чтении, ученые принесли к Думе надгробный памятник науке и возложили к нему цветы.

В тот же день в Москве состоялся митинг (несогласованный с властями) на который пришли от 1,5 до 2 тысяч человек. Аналогичный митинг в Санкт-Петербурге собрал — 300-500 человек. Лозунги звучали с трибуны достаточно радикальные, включая объявление бессрочной забастовки и отставку правительства Медведева, которое формально и вносило проект.

По инициативе ряда членов РАН появился список отказывающихся от вступления в новую академию. К пятнице в нем было уже более 60 фамилий. Против принятия законопроекта высказался даже профильный комитет Госдумы, а на пленарном заседании проект был принят лишь голосами «Единой  России».

В этой ситуации власть совершила несколько маневров, чтобы сбить волну протестов.
В среду, на встрече с новым президентом РАН  Фортовым Путин заявил, что в проект будут внесены важные поправки, учитывающие пожелания ученых.
В то же время, было обещано, что третье чтение и окончательное принятие закона, первоначально запланированное на лето, состоится осенью.

В итоге, в проект, в ходе состоявшегося в пятницу 5 июля второго чтения (по регламенту положено месяц между чтениями) было внесено более 50 поправок, а проект поддержало как руководство РАН, так и все кроме КПРФ фракции Госдумы.
Что есть?
В то же время, независимые комментаторы оценивают поправки как косметические и утверждают, что речь идет не об отмене ликвидации РАН, а лишь о незначительном переходном периоде. При этом практически полностью уничтожается академическое самоуправление, а также вводится норма о лишении звания академика.

Министр образования и науки Ливанов рассылает членам созданных при министерстве общественных  советов письмо, где предлагает согласиться с общим принципом реформы и заняться (в закрутом режиме) обсуждением ее частных нюансов.
В блогосфере говорят о сговоре верхушки академии  и власти и необходимости размежевания с академическими начальниками, готовыми решать свои проблемы за счет подведомственных институтов. Дискуссии о забастовке в академической среде затихают.
Так ли это и какие перспективы протеста против реформы на будущее?

Что будет?

Очевидно, что определенное влияние на спад протестной активности оказали следующие факторы: сговор с властью академической верхушки, перенос третьего чтения на осень, нарастающий отток людей в отпуска. Стоит добавить еще отсутствие центра координации протестных действий.  Ни профсоюз РАН, ни другие группы и инициативы не смогли договориться о плане совместных действий.

Хотя надо признать, что именно профсоюз РАН, который принято критиковать за его «совковость», выступил наиболее решительно  и грамотно. Именно научный профсоюз выступил организатором «экстренного» митинга 3 июля. От имени профсоюза по внутриинститутским рассылкам было разослано письмо, внятно разъясняющее суть предлагаемой правительством реформы. Давая интервью уже после принятия проекта в первом чтении председатель профсоюза РАН Виктор Калинушкин пригрозил осенью еще более массовыми акциями.

И тем не менее, очевидно, что без координации с другими центрами гражданской активности в научной среде поднять массовое движение за спасение академии (и прежде всего, академических институтов, которые министерство уже собирается проверить на «эффективность» подобно тому как оно уже проверяло вузы) не представляется возможным. К тому же как в любом традиционном профсоюзе в профсоюзе РАН довольно много балласта, людей, боящихся решительных действий и склонных к соглашению с начальством при малейшей возможности.

В свою очередь правительство устами анонимного чиновника уже объявило, что «всплеск протестной активности в размере 20-50 тысяч человек» его не пугает.
Конечно, если бы все работники институтов РАН (а их именно около 50 тысяч) вышли на улицу, то правительство наверняка бы отыграло назад, но это нереально. А значит, не обойтись без привлечения ресурсов извне. Таким ресурсом могла бы стать межпрофсоюзная солидарность, но ФНПР против власти не пойдет по определению, а для того, чтобы получить поддержку новых профсоюзов (и в России и в мире) этого профсоюзу все же надо.
 Очевидно, что затеваемая реформа  имеет прежде всего имущественную природу (у нас все реформы про деньги или про как их защитить) и ударит прежде всего по рядовым сотрудникам академических структур.
Деньги как причина
 У же сейчас известно, что в течение 2014-15 гг.  объём расходов на науку гражданского назначения сократится на 17млрд руб.: 324 млрд в 2013 году, 310 млрд – в 2014- и 307 миллиардов рублей – в 2015 году.

Скорость, с которой проводится экспроприация и дезорганизация, заставляет думать, что чего-то мы не знаем и суммы, которые предполагается сэкономить на науке, в разы больше. А значит, институты и программы будут резать по живому.
Вы представляете директора института, который в ситуации уменьшения финансирования начнет урезание зарплаты с себя?  Вот и я нет. А значит, помимо перспективы вырезания целых институтов (ну какому передовому государству нужен Лимнологический институт?), повсеместно будет идти речь именно о сокращениях и урезании зарплат рядовых работников, чтобы обеспечить сохранение уровня  жизни начальству. Ворон ворону глаз не выклюет. Чем раньше рядовые работники перестанут делегировать ответственность только директорату, тем лучше.

Возражение, которое обычно следует в такой ситуации — ну посмотрите, некоторые директора очень активно выступают, нейтрализуется отсылкой к почти принятому законопроекту а также практике. Проект предполагает передачу полномочий назначения директоров на уровень правительства, а практика позволяет возбудить уголовное дело в отношении любого строптивого руководителя. Рапорт ФМС, которая за краткий период фрондирования руководства РАН успела найти в здании академии следы нелегальных мигрантов, показателен.
Так что в скором времени, во главе институтов окажутся сплошь люди, готовые проводить «линию партии» со всей возможной строгостью.

Какие варианты остаются для борьбы?

Прежде всего, как уже говорилось, требуется найти точку консолидации всех активных сил. Можно предположить,что такой точкой является полный отказ от нынешней «реформы». Даже те, кто выступает за реформирование РАН вынуждены признать, что предложения правительства с необходимой реформой ничего общего не имеют.

Участниками такой коалиции (назовем ее общественной коалицией в защиту науки) могли бы стать и профсоюз РАН, и общество научных работников и ученые, группирующиеся вокруг редакции газеты «Троицкий вариант-Наука» и возникший в последние дни клуб «отказников» - академиков, отказавшихся входить в новую академию (на данный момент более 70). Вероятно, стоит формировать общий фронт с вузовскими преподавателями и вообще, наукой. В апреле этого года возник новый профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность». Очень напряденная атмосфера в научных учреждениях, находящихся под управлением министерства культуры.

 Ядром общих требований, обращенных по форме к министерствам, по сути к Сами Знаете Кому могли бы стать требования самоуправления и повышение финансирования до разумн ого по мировым меркам уровня.

Форма «донесения» требований до власти — как минимум массовые акции, а как максимум -общая отраслевая (или межотраслевая) забастовка. «Мы бастовать не умеем» - говорят ученые. Но действительность похоже оставляет один выход -  учиться.

ИА «ИКД»

Ссылки по теме:

Ученые взбунтовались
Ученые протестуют против сворачивания социальной поддержки науки

опубликовано: 00:53 07.07.2013 | Войдите в систему, чтобы получить возможность отправлять комментарии | Версия для печати
Поиск
  Вход

Rambler's Top100 Service


коды наших баннеров

 

 


 

LabourStart


 наши друзья

vpered.org.ru

Автономное Действие

Левый Фронт

Революционная Рабочая Партия
 
 
Перейти на сайт Смолина Олега Николаевича

Справедливо-онлайн

 РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов

 

Трудовые Права
 

 

Социалисты Владивостока