«Оппозиционные гуляния» во время инаугурации: мнение «маленького» активиста
| | |

Надев все, что есть теплого, отправилась на митинг «КПРФ». Я никогда раньше не была на мероприятиях этой партии, поэтому большую часть времени пребывала в шоке. Со сцены в песнях и выступлениях звучали восхваления Сталина, были люди с его портретами в руках и на одежде. Кто-то продавал пилотки со значками. Очевидно, что КПРФники окончательно утонули в сталинизме вкупе с современным национализмом — мало про победу над фашизмом, много про величие народа, постоянное употребление прилагательного «русский»; русская победа, русское оружие, русский подвиг. И это митинг в честь победы над нацизмом!

Белые ленточки тоже были в шоке, кучковались отдельной группой под флагом «Левого Фронта». Я думала, что митинг КПРФ будет саботирован нами, но нет, вместо этого большую часть времени люди стояли вокруг Марии Бароновой и лидера движения «Белый Автозак» (имя запамятовала). Автозак призывал людей (скорее даже давал директивы) выдвигаться на Чистые, я вступила с ним в спор; более безопасного места, чем митинг КПРФ в Москве тогда не было — пенсионеры успешно ОМОН гнали со словами «Вы портите нам праздник, уйдите отсюда!», да и не стали бы они во время митинга винтить молча стоящих людей с лентами. Я говорила, что не надо вести людей на бульвар, не надо вести под ОМОН. "Автозак" парировал просто — «Если вы боитесь ОМОНа, то идите домой, девушка». Такая риторика у вождя белых автозаков. Тем временем Мария Баронова в своем кружке принимает решение идти в Александровский Сад — аргумент такой: «Надоело торчать на задворках, пойдем к Кремлю». Директива такая — передавать на ушко друг другу (Мария сказала про Сад тихо, чтобы только рядом стоящие люди ее слышали, и никто не мог бы ее обвинить ни в подкладывании людей под дубинки, ни в призыве к беспорядкам) и маленькими группами идти в Сад. Когда мы доходим до Воздвиженки, оказывается, что войти в Сад можно только через несколько турникетов на манежной, очередь на вход где-то метров 200, по 4 человека в ряду. Кстати имеется специальный вход для лиц «неславянской внешности», где у них проверяют документы (день победы над фашизмом). Понятно, что на вход мы впятером потратим минут 30, и что пока все соберутся, пройдет часа три. Смотрим твиттер — там новая директива — идти на Чистые. Едем туда.

На Чистых концерт, публика — ветераны, семьи, дети. Люди подтягиваются, приезжают первые ВИПы — Немцов и Яшин. Тем временем группа Бароновой остается на Лубянке и не хочет двигаться к нам. Потом перемещается на Манежку. Иду с какой-то девушкой к Яшину, чтобы он позвонил им и уговорил приходить на Чистые. Через час организовываем подобие ассамблеи, в которой каждый может высказаться. Говорю, что глупо бороться с авторитарным режимом, если мы культивируем его даже в своей маленькой тусовке из 500 человек, что нельзя поручать принятие решений «лидерам», во-первых это не демократия, во-вторых, они принимают решения в течении 2 секунд, не оценив ситуацию (как с Садом), в-третьих — их постоянно вяжут и мы оказываемся обезглавлены. Предлагаю учредить подвижный совет людей из 5-7 человек, которые на основе обсуждений и оценки ситуации будут придумывать возможные решения и предлагать участникам или решать сразу всем вместе путем голосования. Проголосовать за решение не можем — третьим рядам не слышно, что я говорю, на живой микрофон люди не соглашаются. Девушка из КРИ предлагает отойти в сторону, так как концерт очень громкий, перекрикивать тяжело. После долгих дебатов (в которых никто никого не слышит) двигаемся на противоположную сторону бульвара. Тут же подбегает Яшин и начинает говорить, что это провокация, опасность, ОМОН повинтит и так далее. Объясняем, что нужно принимать решения относительно координации и дальнейших планов, когда начнут задерживать. Яшин моментально предлагает Пушкинскую площадь, опять дебаты; с утра я пыталась туда попасть, мент сказал, что у них приказ закрыть ее до 10 часов. Яшин говорит, что мне нужно меньше слушать ментов. Женщина из Солидарности говорит, что никогда меня раньше не видела и что я (и девушка из КРИ) провокаторы и нашисты. Яшин принимает решение идти на Баррикадную после винтажа (путь от Чистых займет по меньшей мере час). Толпа жестко обрушивается на нас как на нашистов, раскольников и провокаторов. Чувствую одиночество.

Люди не готовы проявлять активность сами и жестко порицают тех, кто это делает. Когда начинаешь высказывать свои предложения, тебе говорят, что впервые тебя видят и что ты провокатор. Замечу, что ничего провокативного, и даже идеологического я не говорила. Лишь предлагала вести дискуссии, обсуждать дальнейшие действия и создавать механизмы принятия решений. Даже на протестном митинге люди предпочитают говорить о погоде, а не о политике.

Но не все так плохо, большая часть тех, кто что-то мог слышать поддерживают инициативу, и приходят к Грибоедову. Там у нас получается устроить небольшую дискуссию. Удача — голосуем и принимаем решение относительно того, оставаться ли нам на месте или вернуться. Хотя мне и хочется дальше дискутировать, приходится агитировать за возвращение; переживаю, что людей реально начнут арестовывать. Возвращаемся. Общаюсь людьми, разделяющими идеи прямой демократии. Также имею неприятное интервью с Всеволодом Чернозубом из Солидарности (Немцов), который предпочитает горизонтальной демократии вертикальную. Всеволод разговаривает агрессивно, называя меня в третьем лице и обвиняя в выдвиженчестве. Думаю о том, что может быть, зря расстроилась и люди, называющие меня нашистом — сторонники Яшина и Немцова, болезненно воспринимающие малейшие попытки отвлечения внимания от них. Ведь действительно, многие готовы дискутировать; решаю, во что бы то ни стало, продолжать и дальше инициировать дискуссии.

Людей становится все больше, ОМОН то приезжает, то уезжает. Когда прибывает толпа, скандирует «Еще! Еще!». 11 часов — я 12 часов на ногах и 7 часов на Чистых — идем пить кофе. Когда возвращаемся (12.30) приходят нашисты в костюмах свиней. Атмосфера накаляется. Кто-то кого-то толкает с криком «Провокатор!». Людей осталось где-то половина. Они собираются оставаться на площади. Я ухожу домой.

***

Призываю всех участников гуляний проявлять больше участия в принятии решений. У меня нет ораторских качеств и высокой самооценки, но я не понимаю, почему я должна превратиться в барана, который следует директивам в твиттере тех, кто «подставляет», который даже за себя ответственность вручает каким-то другим людям. Нет же ничего стыдного в высказывании своих мыслей, почему так часто я слышу, что это признак маргинальности или чрезмерных амбиций?

Я сомневаюсь, что кто-то прочтет мой огромный опус, но давайте каждый раз задавать себе два вопроса: Кто принял это решение? Представляет ли этот человек мои интересы? Если на второй вопрос ответ отрицательный, то возможно настало время представлять свои интересы самим!

Изабель Магкоева, активистка РСД (Российского социалистического движения)

ИА «ИКД»

Ссылки по теме:

После марша. Что происходит на бульварах?

Инаугурация: задержания за ношение белой ленты

«Марш миллионов» прошел не так, как хотела власть

Полиция препятствует региональным активистам попасть на «Марш миллионов»

Почему Астрахань круче Болотной

опубликовано: 11:59 10.05.2012 | Войдите в систему, чтобы получить возможность отправлять комментарии | Версия для печати
Поиск
  Вход

Rambler's Top100 Service


коды наших баннеров

 

 


 

LabourStart


 наши друзья

vpered.org.ru

Автономное Действие

Левый Фронт

Революционная Рабочая Партия
 
 
Перейти на сайт Смолина Олега Николаевича

Справедливо-онлайн

 РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов

 

Трудовые Права
 

 

Социалисты Владивостока