Судьбу российских женщин будут решать чиновники и мужья?
|

В начале сентября Госдума рассмотрит во втором чтении законопроект «Об основах охраны здоровья граждан РФ», содержащий ряд мер по ограничению доступа к абортам. По мнению экспертов, эти меры, разработанные при активном участии представителей РПЦ, не способны повлиять ни на число абортов, ни на рождаемость, но неизбежно приведут к ухудшению качества жизни россиян. Законопроект должен стать частью идеологического сопровождения проводимых неолиберальных реформ. Демографы, врачи и общественные активисты планируют новую кампанию протеста.

Содержание

1 Кто и зачем этим занимается?
1.1 Рабочая группа по вопросам абортов в Госдуме
1.2 Заявленные цели и их анализ
1.3 Реальные цели

2 Краткая справка: текущая ситуация с абортами в России

3 Анализ думских антиабортных инициатив
3.1 Письменное согласие мужа или родителей
3.2 Отмена социальных показаний к аборту
3.3 Запрет на свободную продажу средств медикаментозного аборта
3.4 «Время тишины»
3.5 Принудительное психологическое консультирование и другие методы давления на беременных
3.6 Вынуждение отказываться от пренатальной диагностики
3.7 Право врача на отказ от проведения аборта

4 Альтернативы

5 Что думают сами женщины?

6 Протесты

7 сентября, едва вернувшись с летних каникул, депутаты Госдумы планируют рассмотреть во втором чтении законопроект «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации». Среди прочих будут обсуждаться и поправки, предложенные депутатом Еленой Мизулиной, возглавляющей Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, а также рабочую группу по вопросам абортов. В июне глава ответственного за законопроект «Об основах охраны здоровья» Комитета по охране здоровья Ольга Борзова отвергла все поправки, ограничивающие право женщин на аборт, кроме одной — введения «времени тишины» (обязательной задержки между обращением женщины и проведением аборта) продолжительностью в 48 часов для первобеременных.

Однако за прошедшие месяцы Ольга Борзова успела изменить свою позицию: 5 августа она заявила журналистам официального сайта «Единой России», что во втором чтении планируется увеличить «время тишины» до одной недели, сделав его обязательным для всех беременных, и ввести пункт о подписании пациенткой документа об «информированном добровольном согласии» на аборт, содержащего информацию о вреде абортов для здоровья.

11 августа глава Комитета по охране здоровья дала новое интервью — на этот раз агентству «Интерфакс» — и перечислила новый, еще более расширенный набор поправок. К времени тишины и «информированному добровольному согласию» теперь добавлен пункт о принудительном консультировании женщины психологами и социальными работниками, которые «должны рассказать женщинам о возможных последствиях и осложнениях после аборта» и «приложить максимум усилий к тому, чтобы убедить женщину сохранить беременность». Кроме того, лечащий врач получит право отказываться от проведения аборта по убеждениям или вероисповеданию. В интервью также присутствует расплывчатая фраза «особое внимание было уделено вопросу пренатальной диагностики» — если речь идет о принятии еще одной поправки, предложенной рабочей группой Мизулиной, то это означает, как и в случае аборта, подписание документа об «информированном добровольном согласии», где будут «разъясняться» «негативные последствия проведения пренатальной диагностики для здоровья как женщины, так и ребенка».

Между тем, пакет предложений, разработанных рабочей группой по вопросам абортов под руководством Елены Мизулиной, включает еще и такие меры:

- для совершения аборта замужней женщине требуется письменное согласие мужа, а несовершеннолетней — письменное согласие родителей или законных представителей;
- во «время тишины» проводится принудительная визуализация плода на УЗИ и принудительное прослушивание его сердцебиения;
- отмена социальных показаний к аборту, кроме изнасилования;
- запрет на свободную продажу средств медикаментозного аборта.

Судя по последнему интервью Ольги Борзовой, есть вероятность, что все эти поправки также будут приняты — просто не в законе «Об основах охраны здоровья», а в сопроводительных документах к нему или в других федеральных законах.

1 Кто и зачем этим занимается?

1.1 Рабочая группа по вопросам абортов в Госдуме

Хотя в данный момент наиболее обсуждаемым является законопроект «Об основах охраны здоровья граждан РФ», есть еще один похожий законопроект — «О внесении изменений в Федеральный закон „Об основных гарантиях прав ребенка в РФ“ и отдельные законодательные акты РФ в целях усиления гарантий права на жизнь». Этот законопроект, подписанный депутатом от «Единой России» Валерием Драгановым, сейчас проходит предварительное рассмотрение в том же Комитете по охране здоровья. Его содержание почти в точности совпадает с содержанием поправок, которые внесла Елена Мизулина в законопроект «Об основах охраны здоровья». Дело в том, что эти законодательные инициативы представляют собой разные варианты одной и той же разработки, авторы которой — члены рабочей группы по вопросам абортов, возглавляемой Еленой Мизулиной.

Эта рабочая группа была создана в конце 2009 — начале 2010 года. Точный ее состав не разглашается, однако Елена Мизулина заявляла, что группа состоит депутатов, медиков, социологов, экономистов, представителей Минздравсоцразвития и Русской православной церкви.

1.2 Заявленные цели и их анализ

Цели, декларируемые членами рабочей группы:
- сократить число абортов,
- повысить рождаемость,
- улучшить репродуктивное здоровье населения,
- привести законодательство в соответствие с нравственными принципами православия.

По всей видимости, не лукавят авторы антиабортных поправок только в последнем пункте. Хотя в состав рабочей группы, очевидно, не вошло ни одного профессионального демографа, достаточно минимального знакомства с открытыми публикациями по этой теме, чтобы убедиться в том, что запретительные и ограничительные антиабортные меры не приводят к сокращению числа абортов, никак не влияют на рождаемость и лишь ухудшают репродуктивное здоровье женщин.

Демографам давно известно, что объективные демографические тенденции неизменно оказываются сильнее, чем любая пронаталистская государственная политика. Это ясно видно на примере опыта запрета абортов в СССР с 1936 по 1955 год. Непосредственно после запрета абортов их число на очень короткое время резко сократилось, а число рождений возросло. Однако уже со следующего года число абортов выросло и продолжало неуклонно расти вплоть до 1964 года, когда в СССР появились внутриматочные спирали. При этом в структуре проведенных за это время абортов лишь 10% приходилось на законодательно разрешенные операции по медицинским показаниям, а оставшиеся 90% составляли случаи завершения врачами неполных криминальных абортов, которые женщины провоцировали самостоятельно или с помощью посторонних людей. Естественно, что на репродуктивном здоровье населения это сказалось отрицательно: распространилось бесплодие как результат осложнений после аборта, а смертность от абортов к 1950-м составляла 70% в структуре материнской смертности.

Что касается роста рождаемости, то, по всем существующим демографическим данным, количество абортов с рождаемостью никак не связано. Число абортов в России стабильно и быстро сокращалось с конца 1980-х. Рождаемость же в конце 80-х — начале 90-х сильно снизилась, медленно снижалась на протяжении 90-х, а затем постепенно начала расти в 2000-е. Показательно в этом отношении и сравнение России с Польшей, где аборты постепенно были полностью запрещены, но рождаемость продолжала падать быстрее, чем российская. Важно отметить и то, что все специалисты по демографии сегодня сходятся в мнении, что главный негативный фактор в современной российской демографической ситуации — это вовсе не низкая рождаемость, которая в данный момент постепенно растет, а высокая смертность, которая тоже продолжает расти, то есть негативная тенденция все еще не преодолена.

1.3 Реальные цели

Стратегические цели инициаторов антиабортных нововведений, несомненно, тесно связаны с идеей о реализации в законодательстве религиозных принципов (едва ли стоит отдельно напоминать, что это противоречит Конституции). Обсуждаемые меры — в случае их принятия — будут успешны лишь в одном аспекте: они закрепят идеологию подчиненного положения женщины по отношению к обществу и (если будет принята поправка о согласии мужа) мужчине. Вспомним, что активное обсуждение антиабортных мер в правительственных органах происходит на фоне еще более активного и последовательного проведения неолиберальных реформ. Главный смысл пресловутого законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан», с принятием которого поторопил депутатов президент, заключается, конечно, не в антиабортной политике, а в установлении разделения на бесплатную и платную медицинскую помощь. Демонтаж социального государства означает перенесение функций, которые раньше выполняло это государство, в семью — а ответственность семьи в рамках неоконсервативной идеологии означает ответственность женщины (показательно, что об ответственности отца за зачатие и репродуктивный выбор как таковой в этом контексте никто не вспоминает).

С практической точки зрения из этого следует, что относиться к антиабортным законодательным мерам нужно серьезно, потому что это не столько прихоть отдельных православных фундаменталистов в Госдуме, сколько элемент целостной системы неолиберальной политики. Из этого также следует необходимость взаимной солидарности тех, кто выступает против неолиберальной политики, и тех, кто отстаивает свободу репродуктивного выбора.

2 Краткая справка: текущая ситуация с абортами в России
Нынешнее российское абортное законодательство принадлежит к числу наиболее либеральных. Искусственное прерывание беременности входит в число услуг, покрываемых обязательным медицинским страхованием — то есть бесплатно для всех гражданок России. Аборт проводится на сроке до 12 недель беременности по желанию, до 22 недель — по социальным показаниям, а по медицинским показаниям — на любом сроке беременности.

Сегодня в России используются три метода аборта: медикаментозный, вакуумная аспирация и выскабливание (кюретаж). Медикаментозный аборт проводится на сроке беременности до 6 недель, вакуумный — до 3 недель, хирургический — до 12 недель. Медикаментозный аборт — наиболее безопасный метод, риск осложнений после которого минимален (в частности, риск бесплодия и осложнений с последующими беременностями после медикаментозного аборта — нулевой). Однако этот метод в России используется крайне редко — он составляет всего 3% от общего числа абортов (по данным 2009 года). Это противоречит рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, как противоречат им и другие аспекты практики проведения абортов в России: вакуумный аборт также используется неоправданно редко (23,4%), не применяются современные щадящие методы подготовки шейки матки к операции, в связи с чем повышается риск осложнений, и т. п.

Несмотря на низкое качество проводимых в России абортов и несоответствие их мировым стандартам, аборт остается сравнительно безопасной процедурой. Так, по данным Минздрава на 2001 год, в структуре материнской смертности аборт составляет 27,7%, то есть около трети, а оставшиеся две трети приходятся смертность на поздних сроках беременности и при родах. Однако важно учитывать, что к «абортам» Минздрав относит и самопроизвольные аборты (выкидыши), и аборты по медицинским показаниям, и криминальные аборты. Смертность от легальных элективных абортов составляет не более 0,2%. Таким образом, вероятность смерти от осложнений аборта на раннем сроке для современной российской женщины в 300 раз ниже, чем вероятность смерти от осложнений на поздних сроках беременности или при родах.

Всего в России ежегодно совершается около 1 млн абортов, или порядка 30 абортов на тысячу женщин репродуктивного возраста. Достоверность официальных данных Росстата подтверждена независимыми исследованиями, которые установили, что не существует значимого количества абортов, которые бы не учитывались официальной статистикой. Лишь 10% от совершающих аборты женщин составляют первобеременные — остальные совершающие аборты уже имеют детей. Большинство совершающих аборты женщин находятся в возрастной группе от 30 до 40 лет, более молодые женщины совершают аборты значительно реже.

3 Анализ думских антиабортных инициатив

3.1 Письменное согласие мужа или родителей

Требование письменного согласия на аборт мужа беременной женщины — не новая мера. Такой законопроект уже вносил в 2007 году депутат от партии «Родина» Александр Крутов (известныи? также призывом к Генпрокуратуре запретить все евреи?ские организации России как экстремистские).

Комитет по охране здоровья тогда отклонил этот законопроект со следующей мотивировкой: «Введение такой нормы противоречит части 3 статьи 19 и части 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации, гарантирующей мужчинам и женщинам равные права и свободы, а также равные возможности для их реализации, в том числе право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Одновременно, необходимость „взаимного согласия супругов“ для искусственного прерывания беременности в случае несогласия супруга может поставить под угрозу здоровье и жизнь женщины, что противоречит как основополагающим положениям Конституции Российской Федерации (статья 2, часть 2 статьи 7, часть 1 статьи 20, статьи 41), так и целям Основ законодательства об охране здоровья граждан.

Кроме того, предлагаемый порядок поставит в разные условия замужних и незамужних женщин при решении вопроса об искусственном прерывании беременности, что также приведет к нарушению части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, гарантирующую равенство прав человека и гражданина, независимо от различных обстоятельств».

Противники этой меры также неоднократно отмечали, что передача права решения вопроса о беременности мужу беременной женщины законодательно закрепит репродуктивное насилие (принуждение женщины к беременности, аборту или родам), механизмов сдерживания которого сегодня в России не существует, и приведет к росту семейного насилия в целом. Отмечалась, кроме того, и вероятная связь этой меры с криминализацией абортов, на которые замужние женщины будут идти — не получив согласия мужа на аборт, а подростки — боясь сообщить родителям о своей беременности.

3.2 Отмена социальных показаний к аборту

Отмена социальных показаний к аборту постепенно происходит с 2003 года. Тогда по инициативе Минздрава правительство исключило из перечня отсутствие работы, несостояние в браке или расторжение брака во время беременности, отсутствие жилья, статус беженки у женщины, многодетность, наличие в семье ребенка-инвалида, доход меньше прожиточного минимума. В перечне осталось всего четыре пункта: наличие решения суда о лишении или об ограничении родительских прав, беременность в результате изнасилования, пребывание женщины в местах лишения свободы, наличие инвалидности I–II группы у мужа или смерть мужа во время беременности.

При этом важно отметить, что общая доля абортов по социальным показаниям в разные годы составляла 1–3% от общего числа. Таким образом, сокращение перечня показаний до одного пункта (изнасилование), предложенное сейчас, не несет никакого смысла, кроме ухудшения качества жизни небольшого числа женщин, которые лишаются возможности использовать социальные показания — а также, очевидно, идеологического эффекта.

3.3 Запрет на свободную продажу средств медикаментозного аборта

Парадоксальность этого предложения заключается в том, что средства медикаментозного аборта уже и сейчас отсутствуют в свободной продаже. Эти средства женщина может получить только от врача в женской консультации или частной клинике, и принимает она их в его присутствии. До сих пор не вполне ясно, что имели в виду авторы этой поправки — возможно, средства экстренной контрацепции, которые принимаются в течение 72 часов после незащищенного полового акта.

Такое смешение было бы грубейшей фактической ошибкой, поскольку это в части случаев принципиально другие препараты, а в других случаях — препараты, содержащие то же активное вещество, что и средства медикаментозного аборта, но в сотни раз меньшую его дозу. Оно также имело бы катастрофические последствия для репродуктивного здоровья и числа абортов. (Хотя известно, что православные идеологи ратуют за запрет многих контрацептивных средств — тех, которые они называют «абортивными», то есть препятствующих прикреплению оплодотворенной яйцеклетки к стенке матки. Такой взгляд не разделяют светские ученые и врачи, поскольку моментом начала беременности в современной науке считается момент имплантации.)

3.4 «Время тишины»

Введение обязательной задержки между моментом обращения женщины ко врачу и моментом проведения аборта обосновывают тем, что решение об аборте может приниматься импульсивно и женщине нужно предоставить время на раздумья. Однако откладывание времени аборта с каждым днем увеличивает риск возможных осложнений в несколько раз. По мнению доктора медицинских наук, акушера-гинеколога и эксперта ВОЗ Галины Дикке, с точки зрения здоровья женщин желательно было бы внести в законодательство обратную меру — обязать врачей проводить аборт не позднее 48 часов после обращения женщины.

3.5 Принудительное психологическое консультирование и другие методы давления на беременных

Принудительное психологическое доабортное консультирование с 2007 года внедряется в Красноярском крае в рамках программы «Святость материнства», запущенной «Центром национальной славы» — дочерней организацией православного Фонда Андрея Первозванного. В 2009 году силами «Центра национальной славы» были изданы «Методические рекомендации по доабортному консультированию» — документ, проливающий свет на то, как организована эта процедура.

Авторы «Методических рекомендаций» прямо пишут, что «консультант вынужден помогать, наставлять на путь истинныи? человека против его воли. <…> Поэтому первая задача консультанта — постараться преодолеть естественное сопротивление… „немотивированного“ клиента». Это прямо противоречит принципу добровольности психологической помощи — основе основ этического кодекса психолога.

Авторы этого документа также предлагают прибегать к манипуляциям, чтобы «подвести женщину к самостоятельному выводу, что „если ребенок родился, то и средства вырастить наи?дутся“». К разряду манипуляций относятся и предложения «персонализировать» эмбрион путем демонстрации изображений и пропагандистских антиабортных фильмов и брошюр — этой же цели служат и внесенные депутатами предложения проводить для женщины принудительную визуализацию плода на УЗИ и принудительное прослушивание его сердцебиения.

Авторы «Методических рекомендаций» также прямо предлагают запугивать женщину, преувеличивая риск осложнений после аборта, и отмечают при этом, что такой прямой обман действует только на тех, кто еще аборта не делал.

Аргументация против абортов основывается преимущественно на цитатах из православных авторов (Максима Обухова, Антония Сурожского, Феофана Затворника) и на откровенно безответственных утверждениях, например: «Однако даже живущие в палаточных лагерях переселенцы рожают детеи?, не ссылаясь на деи?ствительно объективные трудности»; «Тяжелое материальное положение — одна из наиболее распространенных причин. Но, как правило, голодная смерть семье женщины не грозит…» Как видно из приведенных цитат, качество жизни потенциальной матери и ее семьи этих «психологов» нисколько не заботит. Очевидно, не заботит оно и Минздравсоцразвития, которое одобрило «Методические рекомендации» и распространяет их в форме методического письма по женским консультациям.

Между тем, внедрение доабортного консультирования в Красноярском крае никак не повлияло ни на количество абортов, ни на рождаемость в регионе. Как видно по приведенным ниже диаграммам, сокращение числа абортов и рост рождаемости в Красноярском крае вполне вписываются в общую динамику по Сибирскому федеральному округу и по России в целом.

По оптимистичным оценкам авторов «Методических рекомендаций», при помощи давления и манипуляций им удается убедить отказаться от аборта каждую шестую женщину. Такие цифры вызывают сомнения у некоторых экспертов. Однако даже если допустить, что они верны — что происходит с остальными пятью из шести женщин? В тексте «рекомендаций» отмечается, что женщина, решившаяся на аборт, с большой вероятностью переживает стресс. Но авторы не предлагают помочь женщине справиться со стрессом, а хотят, наоборот, усугубить его. Они предлагают психологам приложить все усилия, чтобы сформировать у женщины чувство вины за аборт, намеренно причиняя ей моральные страдания.

3.6 Вынуждение отказываться от пренатальной диагностики

Пренатальная (дородовая) диагностика — это комплекс процедур, позволяющих на ранних сроках выявить у эмбриона наследственные заболевания и пороки развития. Часть этих процедур проводится на сроке беременности до 12 недель, что позволяет родителям, не готовым морально или финансово к воспитанию детей с особыми потребностями, прервать беременность. Введение документа об информированном добровольном согласии на пренатальную диагностику с перечислением (и снова преувеличением) возможных осложнений после процедуры — в случае, если такое запугивание окажется успешным, — приведет к снижению качества жизни детей с особыми потребностями и их семей.

3.7 Право врача на отказ от проведения аборта

Право врача на отказ от проведения аборта по личным убеждениям или вероисповеданию уже предлагал ввести в 2002 году депутат от партии «Единство» Чуев. Профильный комитет Госдумы по здоровью и спорту отклонил соответствующий законопроект: как отметили члены комитета, он противоречит Клятве российского врача, в соответствии с которой врач обязан «быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, действовать исключительно в интересах пациента, независимо от убеждений».

Противники этой меры также ссылаются на опыт других стран, где она приводила к росту коррупции: врачи заключали соглашения с частными клиниками и, ссылаясь на свои убеждения, направляли пациенток на платный аборт.

4 Альтернативы

Как неоднократно отмечали социологи, демографы и врачи, наиболее эффективные способы снижения числа абортов, зарекомендовавшие себя в международной практике, — это информирование населения о существующих методах контрацепции путем введения образовательных курсов сексуального просвещения, обеспечение доступа широких масс населения к средствам контрацепции, пропаганда ценностей ответственного отцовства и введение мер по защите от репродуктивного принуждения.

В данный момент эксперты из Российской ассоциации «Народонаселение и развитие» (РАНиР) совместно с врачами подготовили соответствующий пакет поправок в российское законодательство, который они планируют направить в Госдуму. Эти поправки были представлены 15 августа в Независимом пресс-центре на пресс-конференции, посвященной защите репродуктивных прав населения России.

5 Что думают сами женщины?

РАНиР также инициировала проведение в январе — августе 2011 года социологического исследования «Отношение женщин России к праву на решение о рождении ребенка». В рамках исследования были проведены интервью с 1027 женщинами в возрасте 18 – 45 лет, с различным уровнем образования, родом занятия и достатка, с различным семейным и социальным статусами, имеющими и не имеющими детей. Исследование проводилось в 7 Федеральных округах РФ среди жительниц 34 населенных пунктов страны.

Как говорят авторы, исследование выявило основные факторы, которые влияют на принятие женщиной решения о сохранении или прерывании беременности, их взгляды на роль мужчины в данной ситуации, уровень осведомленности женщин о средствах контрацепции, а также анализ их использования; представления женщин о праве на аборт, а также их взгляды на роль государства, власти в вопросах решения демографических проблем. Авторы также отмечают, что в ходе исследования удалось выявить отношение женщин к новым инициативам Государственной Думы по внесению поправок в Основы законодательства по охране здоровья граждан РФ, в части посвященной вопросам абортов, а также спрогнозировать поведение женщин в условиях ужесточения законодательства в отношении абортов или при их запрете.

Результаты исследования после окончательной обработки планируется обнародовать в начале сентября. Авторы рассматривают возможность проведения круглого стола в Госдуме с приглашением депутатов из профильных комитетов.

6 Протесты

В ответ на внесение в Госдуму законопроекта Валерия Драганова 1 июня и направление Еленой Мизулиной поправок в законопроект «Об основах охраны здоровья» 6 июня общественными активистами была развернута кампания «Бороться с абортами, а не с женщинами», в рамках которой прошли онлайн-акции и пикеты в Москве и Санкт-Петербурге. Начиная с июня шел сбор подписей под петицией к депутатам Госдумы с просьбой дать отрицательную оценку законопроекту Драганова. 18 августа активистки инициативной группы разослали текст петиции с собранными подписями (количество которых составило около 3000) всем депутатам Комитета по охране здоровья и Комитета по вопросам семьи, женщин и детей.

В начале сентября активистки и активисты кампании «Бороться с абортами, а не с женщинами» совместно с экспертами-демографами и представителями медицинского сообщества — членами коалиции «Гроздь рябины. За выбор» — планируют проведение Дней единых действий с 2 по 5 сентября, в преддверии начала обсуждения законопроекта «Об основах охраны здоровья» во втором чтении в Госдуме.

Вера Акулова, Институт «Коллективное действие»

опубликовано: 01:20 21.08.2011 | Войдите в систему, чтобы получить возможность отправлять комментарии | Версия для печати
Поиск
  Вход

Rambler's Top100 Service


коды наших баннеров

 

 


 

LabourStart


 наши друзья

vpered.org.ru

Автономное Действие

Левый Фронт

Революционная Рабочая Партия
 
 
Перейти на сайт Смолина Олега Николаевича

Справедливо-онлайн

 РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов

 

Трудовые Права
 

 

Социалисты Владивостока