Что происходит в Бирюлеве?
| |

Вот уже второй день подряд обсуждаются события в московском районе Бирюлево. Преступник, как это принято теперь говорить, кавказской национальности, убил местного парня, после чего была разгромлена находящаяся неподалеку овощебаза, где работали преимущественно выходцы из Средней Азии. Примерно также ровно сто лет назад обыватели, сталкиваясь с публикациями про ритуальные жертвоприношения, вымещали свой гнев на евреях. А в августе 1914 года досталось и немцам с австрийцами – в ходе «патриотической» демонстрации в Санкт-Петербурге были разгромлены десятки магазинов, а несколько человек убито.

Никого отношения к родственнику Николая II – кайзеру Вильгельму II – пострадавшие при погроме «инородцы» не имели.

«Ну, так то – немцы, а это какие-то таджики с узбеками, чего там сравнивать…», - не знаю, не знаю. 70 лет назад около ста двадцати тысяч узбеков сложили головы уже в другой войне против цивилизованных европейцев, защищая нашу общую на тот период страну. И вряд ли они были более образованны, чем современные жители Ферганской долины.

Так что реакция на евреев и немцев столетней давности, и на азербайджанцев с таджиками сегодня – примерно одного уровня мотивации с логикой коллективной ответственности народа за мнимые или реальные преступления отдельных его представителей.

Про прописку

Но сейчас важнее посмотреть не исторические параллели, а на современные рецепты. Есть некий раздражающий фактор. Причем нельзя не согласиться, что существуют проблемы и адаптации, и этнической преступности. И когда преступление совершает приезжий человек, это всегда более болезненно, чем если его совершает местный. Потому что местного никуда не денешь, в семье не без урода, а вот если бы залетный гастролер не прибыл, то не было бы и беды.

Но, собственно, возникает вопрос: с кем бороться, какими методами и что это даст в результате?

Начнем с популярной темы запрета/ограничения миграции. Возьмем Москву. На сегодняшний день коренных москвичей, то есть родившихся в самой столице, не более семи миллионов из 14-ти, населяющих огромный город. Остальные – это те самые приезжие, мигранты. Раньше их называли лимитчиками, так как в Советском Союзе русские люди не могли свободно переехать жить в собственную столицу. Они считались нежелательными мигрантами, и вводилось ограничение, лимит, на их въезд. Львиная доля современных новых москвичей приехала из обычных российских регионов. Как правило, это молодежь. В любом московском офисе они составляют половину коллектива, если не больше. В них ли проблема? – Вряд ли.

Допустим, корень зла в тех, кто находится нелегально, то есть не прописан. Таких  наберется миллиона два-три. Таджики ли это в массе своей? – Ничего подобного. Штаб Алексея Навального столкнулся с парадоксом: активисты, раздававшие листовки в метро и на улицах, не могли проголосовать, так как две трети из них не имели прописки, равно как и сотрудники штаба. Поэтому требование отмены прописки либо смягчения ее является общеобъединяющим для представителей самых разных политических сил.

Значит, дело не в прописке и не в нелегалах.

Преступность

Про иностранную преступность

Может, проблема в иностранцах? – по официальным данным МВД России в 2012 году было зарегистрировано 1 252 800 преступлений, из них иностранные граждане и лица без гражданства совершили 42 700 преступлений, то есть около 3,3%. Отметим, что на территории страны постоянно пребывает около 9 млн. иностранных граждан, что при населении в 140 млн. чел. дает долю в населении в 7%. То есть, иностранцы совершают преступления реже, чем российские граждане.

Говоря об этнической преступности, СМИ чаще всего говорят о неправильном поведении уроженцев известных российских республик. Какое отношение к этому имеют визы со Средней Азией?

Про визы

Позиция современного руководства страны по отношению к визам отрицательна и понята. При официальных полутора миллионах гастрарбайтеров реально работает около 9 млн. Введение виз вынудит или кратно повышать квоты, выводя их из тени, что немыслимо по причинам взращиваемого самой властью национализма, или погрузит в хаос экономики наших соседей.

Вдумаемся: в Таджикистане труд гастрарбайтеров формирует 47% ВВП страны, в Киргизии 29%, в Молдавии – 23%, в Армении 13%, в Узбекистане – 10%, в Грузии – 8%, в Азербайджане – 3%, в Казахстане и Белоруссии – 1,5%.  Иностранные рабочие перечисляют своим семьям 16,7 млрд. долларов в год. ВВП нашей страны – 2 трлн. долларов, то есть речь идет примерно о 0,8%. На это нам могут возразить, что соответствующие средства теряет Россия. Не совсем – гастрарбайтеры заняты в реальном секторе экономики, и формируют прибавочный продукт, остающийся в России. В этом их отличие, например, от Абрамовича, Тимченко и нашего патриотического парламента.

Понятно, что при введении виз слабые экономики Армении и Молдавии обвалятся, а от Киргизии и Таджикистана не останется ни следа. Учитывая, что собственная экономика Узбекистана обогащает не столько народ, сколько правящую элиту, безработица пойдет в гору и там.

Ни о каком российском влиянии – ни политическом, ни культурном – в этом случае говорить не приходится. И дело вовсе не в Америке, как думают некоторые отечественные мыслители. Не Америка вытеснит Россию с южного направления. А исламисты. Безработная, не очень образованная и лишенная всяких перспектив молодежь является основным мобилизационным ресурсом экстремистов религиозного толка. Как это выглядит на деле, показали события в Ливии и Сирии.

Граница между Россией и Казахстаном – 5000 км. Для понимания, граница США и Мексики -  3200 км. И все мы хорошо знаем про миллионы мексиканских иммигрантов, перебравшихся в США. Весьма сомнительно, что российско-казахстанская граница будет менее проницаемой. Вот только пересекать ее будут уже не слесари и каменщики, а боевики.

Бороться не с рабами, а с рабством

Означает ли сказанное, что ничего не нужно делать? – Нет. Это означает, что националистический, черносотенный способ сохранения привычного образа жизни безжизненен. Это не способ, а просто истерика, вполне устраивающая до поры до времени действующую власть.

Причина трудовой миграции вовсе не в отсутствии визового режима. Она в экономике. И пока привлечение иммигранта будет дешевле найма отечественного рабочего, она неистребима. По оценкам социологов, зарплата гастрарбайтеров отстает от российской на 30%, а в Москве – на 50%. То есть, разница не столь уж и велика, в основном срабатывает нежелание отечественных предпринимателей платить социальный налог. Чтобы выровнять стоимость труда, надо бороться не с рабами, а с рабовладельцами. Надо, чтобы иностранные рабочие были оформлены официально, и на них были оформлены пенсионные удостоверения и медицинские страховки. В этом случае стоимость их труда автоматически поднимется в полтора раза (не забудем еще и подоходный налог).

Не оформил русский, татарский, чеченский, то есть отечественный работодатель людей официально – вот его и нужно привлекать к ответственности. По полной программе с хорошими штрафами. При этом, правда, выяснится, что половина российских работников тоже трудится нелегально, без пенсионных выплат. По официальным оценкам, таких в стране наберется 38 млн. человек. Так что борьба за эмансипацию гастрарбайтеров невозможна без эмансипации российских работников. Это звенья одной цепи. Что выгодно обычным людям, но крайне неприятно для отечественных работовзятелей, крупнейшим из которых является государство.

При условиях легализации труда заинтересованность в дорожающей иностранной рабочей силе, очевидна, пойдет вниз. При этом за счет общего роста зарплаты оно сохранит социальную стабильность и у нас, и у наших соседей.

Напомню статистику: доля заработной платы в ВВП в развитых странах составляет примерно 50%. ВВП России в 2010 году достиг уровня в 40 трлн. руб. Казалось бы, зарплата должна составлять 20 трлн. руб. – но по оценке Правительства России, она вдвое ниже и равняется 10 трлн. руб. Разница в 10 трлн. руб. – это результат сверхэксплуатации работников в России, оседающий на банковских счетах российских олигархов.

Итак, если бы не было иностранных рабочих, российский работник получил бы на 26 млрд. долларов больше зарплаты – примерно 750 млрд. руб. А если бы российский бизнес умерил бы крокодильи аппетиты до размеров европейского бизнеса, то российский работник получил бы зарплаты больше на 10 трлн. руб. Почувствуйте разницу, что называется.

Готовы ли сами иностранные рабочие бороться за свои права, или это так, безвольная масса? – На фоне терпения отечественных работников вопрос выглядит странно. На самом деле, иностранные работники еще дадут фору нашим: события на овощной базе в Бирюлево затмили другой конфликт  - на овощной базе в Отрадном. Там примерно сто таджикских рабочих поколотили и загнали в морозильную камеру своего директора, и четверых его охранников, граждан России. Причина состояла в полугодовой задержке зарплаты. И как-то мне поступок этих рабочих очень симпатичен. А до него были забастовки таджикских дворников в Санкт-Петербурге и Москве, вызванные перебоями с зарплатой, и прошедшие вопреки вождям диаспор. И кто, задумаемся, хочет трудиться без медицинской страховки, когда любая производственная травма лишает человека всяких средств к существованию, делает его обузой для семьи?

Главная причина  зависимости иностранных рабочих не в рабской психологии, а в той же самой прописке. Нет легального статуса – человека просто вышвырнут при первом же недовольстве. Каждый двадцатый иммигрант вообще оказывается обманут и не получает зарплату. С российскими рабочими такие штуки тоже проходят, но гораздо реже, так как им проще обращаться в суды и прокуратуру. Иностранцу это сделать нереально. Легализация иностранных рабочих – путь к освобождению от их зависимости, к повышению их зарплаты, и, как следствие, к уменьшению востребованности в привлечении иностранной рабочей силы.

О межнациональных проблемах

Означает ли это  устранение межнациональных проблем? – понятно, что нет. Их истоки проистекают не из факта трудовых отношений, а из различия культур. И чем бесправнее, чем забитее приезжий человек, тем выше его зависимость от диаспор с неформальными, а подчас полукриминальными методами решения проблем.

Хуже того. Ряд национальных республик просто превратились в прачечные по отмывке денег из федерального бюджета. Эти деньги потом появляются в Москве и других российских регионах вместе с их владельцами – новоявленными хозяевами жизни. Естественно, что их опорой становятся землячества. Благодаря финансовым отношениям с чиновниками и полицией они могут регулировать всякие сложности, что приводит к безнаказанности и вседозволенности. Отсюда и подчас наглое, вызывающее отношение к местным обычаям жизни, желание самоутвердиться за счет коренных жителей, шокированных подобным поведением. Ведь все межнациональные конфликты последних лет были связаны с длительным бездействием органов власти.

И здесь уже вопрос не к иммигрантам, а к российской государственной машине. А ведь она может работать. В Санкт-Петербурге пара грузинских долларовых миллионеров, которым не уступил дорогу местный водитель, напала на него и избила. И представьте себе – полисмены северной столицы не просто возбудили уголовное дело, но и задержали нападавших. Просто в машине, подвергшейся нападению, сидела супруга Виктора Черкесова – близкого друга и товарища Владимира Путина.

Если бы полиция видела в каждом гражданине, независимо от его политических взглядов, близкого друга и товарища Владимира Путина, и также заботливо оберегала его безопасность – никаких волнений в Бирюлево мы бы не увидели.

Олег Шеин

опубликовано: 23:28 15.10.2013 | Войдите в систему, чтобы получить возможность отправлять комментарии | Версия для печати
Поиск
  Вход

Rambler's Top100 Service


коды наших баннеров

 

 


 

LabourStart


 наши друзья

vpered.org.ru

Автономное Действие

Левый Фронт

Революционная Рабочая Партия
 
 
Перейти на сайт Смолина Олега Николаевича

Справедливо-онлайн

 РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов

 

Трудовые Права
 

 

Социалисты Владивостока